СЦ-2017 Молитвенный листок

«Думай, что говоришь» — знакомое выражение, однако мы редко задумываемся о нем, когда рассуждаем об исламе или говорим мусульманам о христианстве. В то время как язык, который мы используем в этих разговорах, крайне важен. Он отражает наше христианское мировоззрение и наше понимание мусульманства как альтернативы христианству, а также сходства и различия между ними. Чтобы должным образом рассуждать на эти темы, нам следует понимать значения христианских и мусульманских слов и как они могут быть «услышаны» в различных контекстах. Нам также следует осознать то влияние, которое может оказать наш выбор тех или иных слов и, в частности, как они могут ненамеренно послужить достижению мусульманских или исламистских целей. Мы начнем с рассмотрения того, каким образом язык может быть исламизирован и как глобальная исламизация влияет на наш язык.

Исламизация языка

Язык тесно связан с той культурой, в которой он был сформирован. Он отражает собой эту культуру и вносит вклад в ее развитие.

«Культура создает язык и формирует его как знак и средство выражения своей уникальности. Сознание людей, их исторический опыт, их социальные нормы, — всё это находит соответствующее выражение в их языке»(1).

Языки тех народов, где преобладают мусульмане, особенно арабский, склонны к выражению мировоззрения, религиозных понятий и культурных особенностей исламской религии и цивилизации.

Языки тех народов, где преобладают мусульмане, особенно арабский, склонны к выражению мировоззрения, религиозных понятий и культурных особенностей исламской религии и цивилизации. Языки обычно распространяются как следствие роста политического влияния. Политическое и культурное преобладание одного народа над другим неизбежно ведет к проникновению языка первого в язык последнего. Английский язык во многом обязан своей популярностью распространению британского колониализма во многих частях мира. Подобным образом присвоение арабскому языку статуса языка мирового значения было связано с подъемом ислама как важной мировой религии и его распространением во многих регионах. До появления ислама арабский язык был незначительным, используемым лишь небольшим количеством кочевых племен на Аравийском полуострове. Спустя 100 лет со смерти Мухаммеда в 632 году арабский язык стал языком мировой империи с границами, простирающимися от Испании и Африки на Западе до Индии и Китайских границ Центральной Азии на Востоке.

Стремясь завоевать мир для ислама, ранние мусульмане были нацелены не просто на обращение отдельных личностей, но на завоевание преобладающего большинства немусульман военной мощью и на установление исламского режима во всем мире. Идея заключалась в том, чтобы ислам постепенно размывал завоеванную культуру, и таким образом, исламизировать и арабизировать завоеванный народ. Многовековой успех этой стратегии прослеживается в широком распространении арабского языка как главного на Среднем Востоке и в Северной Африке, а также в большом количестве заимствованных арабских слов в персидском, турецком и других языках исламизированных народов.

123Например, турки были большей частью исламизированы, когда мигрировали через персидскоговорящие регионы, прежде чем окончательно осесть в Анталии. Влияние ислама отразилось в объединении персидских и арабских заимствованных слов в турецкий. Османский турецкий язык, который использовался в 19 веке, включал очень большое количество заимствованных арабских и персидских слов и писался арабским письмом. Это свидетельствует о преобладании ислама, который завоевал и обратил турков и полностью исламизировал их.

В 20 веке светские реформаторы и, в частности, Кемаль Ататюрк, запустили проект, нацеленный на очищение турецкого языка от арабо-исламского преобладания. Стремясь очистить турецкий от многих арабских и персидских слов, Ататюрк приказал, чтобы современный турецкий писался латинским письмом (1928-1934). Около 7000 слов были запрещены и заменены. Его целью было создать язык, который был бы более турецким и менее арабским и исламским. Благодаря замене арабского алфавита на латинский турецкий язык сознательно повернулся в сторону Запада и разорвал большинство связей с некоторой частью своего исламского наследия. Он сознательно отрезал себя от своего османского прошлого, культуры, системы ценностей, в том числе и от ислама.

Однако появление популярного религиозного мотивированного политического движения в 1990-х привело к повторному введению многих исламских терминов в разговорный турецкий. Будет интересно посмотреть, если новая правительственная партия, Исламистская Партия Справедливости, заново радикально исламизирует турецкий язык.

Все более широкое использование исламских/арабских слов и выражений в современном английском свидетельствует о всё возрастающем влиянии религии и культуры на англоговорящем Западе.

После завоеванием Сасанидской Персии мусульманами персидский (фарси) был также «колонизирован» арабским/исламским лексиконом. В своей попытке очистить персидский в 1080-х Реза-Шах сохранил его арабское написание, но очистил от многих заимствованных арабских слов. Исламская революция в Иране отменила многие из этих реформ и заново ввела исламский/арабский лексикон.

Национальное движение в Киргизии также пыталось очистить свой язык Сорани. В 1920-1930 он имел около 46% заимствованных слов (главным образом из арабского и персидского), из которых только около 4,4% дошли до 1960-х.

Истоки исламского английского

islam_defineВ современном мире английский стал главным международным языком. У многих народов он является либо первым, либо вторым языком. В исламских сообществах и в их коммуникации между собой английский язык также приобретает всё большее значение. Эта тенденция прослеживается как в крупных странах, где преобладают мусульмане, таких как Индонезия, Пакистан, Бангладеш и Малайзия, так и в тех странах, где их меньшинство (например, в Индии). В США, Великобритании, Канаде, Австралии и Новой Зеландии появились небольшие англоговорящие исламские группы. Английский язык является одним из официальных рабочих языков Организации Исламского Сотрудничества (Organization of Islamic Cooperation — OIC). Несколько крупных исламских стран используют английский как свой второй главный язык. А многие международные исламские конференции проводятся на английском языке. Английский язык также стал главным языком распространения ислама. И самые оживленные исламские веб-сайты и форумы написаны на английском. Таким образом, мы являемся свидетелями зарождения международной англоговорящей исламской культуры.

Саид М. Сид (Sayyid M. Syeed), помогающий вести проект, который содействует исламизации всех знаний, выступал за быструю исламизацию английского.(2) Некоторые мусульмане, использующие английский, разработали версии, известные как «Английский для исламских целей» (English for Islamic Purposes — EIP) и «Шарки [Восточный] английский» (Sharqi English), которые исламизируют язык своим духом и лексиконом. Данные версии содержат многочисленные исламские термины, произошедшие из арабского и других исламских языков, включая «салят», «закят», «джихад», «Аллах» и «хаджи». Англоговорящие мусульмане, таким образом, сознательно присоединяют английский к семье исламских языков. Некоторые из сторонников этих версий заявили бы, что «Английский для исламских целей» вовсе не призван соперничать со стандартным английским. Он просто служит средством самовыражения современной исламской культуры(3).

Использование многих исламских/арабских терминов англоговорящим мусульманским населением еще можно понять. Большее беспокойство вызывает рост числа таких слов в лексиконе западных СМИ, ученых, политиков и церковных лидеров. В своем желании быть деликатными, чуткими к другим культурам и толерантными, уважительными к исламу они употребляют множество терминов, зачастую не совсем понимая их значения и смысл.

Так, например, среди немусульман, для которых английский язык является родным, сегодня широко распространены такие исламские религиозные термины, как «шариат», «хиджаб», «медресе», «халал» и «джихад». Иногда также используются мусульманские арабские версии библейских имен, такие как Ибрахи (Авраам), «Мариам» (Мария) и «Дауод» (Давид). Многие англоговорящие даже стараются произносить арабские слова, такие как «Аллах», правильным арабским /мусульманским способом.

Язык как средство исламизации

Некоторые комментаторы считают, что возрождающийся ислам сейчас обновляет свое древнее мировое господство, включая свое влияние на немусульманские культуры и языки. Организации Исламского Сотрудничества активно стремится возродить былое величие и могущество ислама по всему земному шару любыми средствами, какие только есть в их распоряжении. И Запад сегодня чувствует на себе влияние этого феномена во многих сферах общества, включая область языка.

Согласно наблюдениям, все более широкое использование исламских/арабских слов и выражений в современном английском свидетельствует о всё возрастающем влиянии религии и культуры на англоговорящем Западе. Такое внедрение исламских терминов побуждает использующих их принять исламский образ мыслей, определения действительности, религии и политики. Они станут более лояльными к призывам ислама и будут склонны поддерживать мусульманские требования предоставить им привилегированное положение или даже могут обратиться в ислам.

Конечно, не следует придавать слишком большого значения принятию для удобства определенных терминов в английский язык. Однако важно, чтобы англоговорящие немусульмане понимали, что эти термины означают для мусульман и как они, используя их необдуманно или опрометчиво, могут сами того не желая помочь в реализации исламских планов. Это предупреждение относится не только к арабским терминам, но и к некоторым английским выражениям.

Исламизм и язык(4)

Фонд Квиллиам (основанный правительством аналитический институт, занимающийся изучением исламского экстремизма и религиозного радикализма, возглавляемый мусульманами) в своем недавнем докладе подчеркнул потенциально опасное влияние использования определенного мусульманского лексикона в английском. Речь идет не об арабских или исламских терминах, описанных выше, но об английских выражениях, таких как: «мусульманский мир», «исламский закон» и «исламофобия». Авторы утверждают, что использование этих слов может усилить позиции и аргументы исламизма.

Так, например, в докладе обращается внимание на то, что исламисты верят в «мусульманский мир» как монолитный блок с единой политической и религиозной основой. Некоторые исламисты выдвигают идею о том, что этот единый «мусульманский мир» находится в состоянии духовного и политического соперничества с «Западом». Они стремятся убедить мусульман объединиться, чтобы защитить ислам от Запада, используя, если необходимо, насилие. Они не поддерживают интеграцию мусульман в более широкое сообщество и, чтобы поддержать свои взгляды, говорят, что мусульмане на самом деле никогда не смогут чувствовать себя в западных странах как дома. И использование выражений «мусульманский мир» или «исламский мир» немусульманами только укрепит эти идеи.

Согласно докладу, многие мусульмане рассматривают шариат как разностороннее и часто противоречивое собрание ученых мнений. Однако использование английского выражения «исламский закон» подразумевает, что есть только одна версия шариата. Исламисты могут использовать такой взгляд в своих интересах, настаивая на том, что этому предполагаемому единому кодексу должно придать силу государственного закона. Они объявляют такое принятие первостепенной исламской целью, несмотря на тот факт, что многие неисламисты не считают шариат единым кодексом, которые может быть официально принят современным государством.

В термин «исламофобия» вкладываются различные значения, что делает его использование проблематичным. Одни понимают его как ненависть и предубеждения по отношению к мусульманам, другие – критику ислама. Возникает путаница между критикой ислама или поведения мусульман и подстрекательством к ненависти по отношению к ним из-за их религии. Доклад показывает, что в связи с этим использование термина «исламофобия» может подорвать свободу слова. Исламисты могут использовать это в своих интересах, утверждая, что критика ислама вызвана скорее пустыми страхами, чем обоснованными несогласиями с их идеологией. Это может обескуражить неисламистов и затруднить их борьбу с экстремизмом.

Использование таких выражений как «мусульманский мир», «исламский закон» и «исламофобия» может усилить позиции и аргументы исламизма.

Доклад Фонда Квиллиам содержит альтернативные выражения, использование которых позволит избежать некоторых сложностей, вызываемых такими выражениями как «мусульманский мир» и «исламофобия». В целях политкорректности использовать эти выражения не рекомендуется. Использование вместо них альтернативных выражений разрушает заложенную в них исламистскую идеологию. Ниже приведена таблица выражений, которые нежелательно использовать, и фразы, которые лучше использовать вместо них.

Ислам, христиане и язык

Увеличивающийся спектр христиано-мусульманских взаимоотношений представляют еще одну сложность использования исламской терминологии. Движение последних лет «Общее Слово» продемонстрировало, как использование исламских терминов в таких контекстах может незаметно разрушить основные христианские учения.

В ноябре 2007 года христианские богословы из Йельского Культурно-религиозного Центра опубликовали ответ на письмо «Общее слово между нами и вами», посланное месяцем ранее мусульманскими лидерами. Публикацию, известную как Йельское утверждение, подписали более 300 евангельских и других христианских лидеров. В попытке найти общий язык с мусульманами, к которым они обращались, христианские ученые использовали в своем ответе множество исламских терминов, больше, чем библейских и христианских. Они также приуменьшили те аспекты христианской учения, которые особенно проблематичные для мусульман.

Таблица нежелательных терминов и их альтернатив:

Не используйте Используйте
Мусульманский или исламский мир Мусульмане во всем мире
Страны с преобладающим количеством мусульман
Мировые мусульманские сообщества
Мусульмане в странах по всему миру
Мусульманские/исламские страны Преимущественно мусульманские страны
Страны с преобладающим мусульманским населением
Мусульманское общество Преимущественно мусульманские страны
Мусульманские жители (население)
Британские, американские, французские мусульмане
Или, говоря о некоторых мусульманских жителях страны, было бы правильнее сказать «некоторые мусульмане» или «многие мусульмане».
Исламский закон Их версия шариата как государственный закон
Интерпретация шариата как государственного закона
Важно подчеркнуть, что исламисты и правительство таких стран как Судан или Саудовская Аравия не соблюдают исламский закон, но принимают свою интерпретацию шариата – иной и часто противоречивый набор религиозного руководства – как государственный закон.
Исламофобия Антимусульманские предубеждения
Антимусульманский фанатизм
Антимусульманская ненависть

Мусульманские ученые в своем письме почтительно называют Мухаммеда «Пророк Мухаммед», обязательно добавляя «мир ему» после каждого упоминания его имени и ставя его сразу после Бога в первом обращении. С другой стороны, христианские ученые ссылаются на Иисуса только как «Иисуса Христа», как делали и мусульманские ученые. Также они не упоминали о Его божественности и господстве, а именно это есть отличительная черта христианского понимания Его личности и статуса. Таким образом, используя язык, они не утверждали четко превосходство Иисуса над Мухаммедом. Им не удалось опровергнуть подразумеваемую мусульманами точку зрения превосходства Мухаммеда над Иисусом.

Подобное несоответствие наблюдалось и в отношении христианского и мусульманского писаний. Мусульманские ученые уважительно называют свое писание «святой Коран». Христианские ученые, со своей стороны чаще ссылаются просто на Новый Завет, чем на «святую Библию».

Йельское утверждение также использует термин «пророк» в отношении Мухаммеда. Для христиан, верующих в полноту Божьего откровения во Христе, Мухаммед не может быть принят как пророк, так что применение этого термина к нему неуместно. Конечно, термин не обязательно подразумевает, что он является истинным пророком, поскольку в Библии даже о лжепророках говорится просто как о пророках. Однако в этом контексте, отвечая на письмо мусульман, в котором подразумевается подлинная пророческая природа Мухаммеда, христиане, опрометчиво используя слово «пророк», (сознательно или нет) признают его истинным пророком. С другой стороны, использование более конкретизирующего или другого термина, такого как «пророк ислама» или «основатель ислама», выразило бы определенные различия между христианскими и мусульманскими взглядами.

Некоторые церковные лидеры и миссионеры предпочитают использовать исламские и арабские термины в различных контекстах, например, американский евангельский пастор Рик Уоррен, молясь на инаугурации президента Обамы, использовал исламский термин «Иса», говоря об Иисусе. Такое использование может размыть различие между христианским и мусульманским учением и побудить к принятию ислама как верного пути к Богу.

Контекстуальные библейские переводы

Некоторые миссионеры, особенно те, кто принадлежит к так называемому движению «миссионерства изнутри», побуждают мусульман, обратившихся в христианство, оставаться в своих мусульманских религиозных рамках. В своих библейских переводах они используют стиль под названием «мусульманские идиоматические переводы», в котором такие фразы как «Сын Божий» заменены другими терминами, такими как «Мессия» или «Слово» или «Возлюбленный Божий», которые считаются приемлемыми для мусульман, или другими фразами, которые не несут в себе идеи о сыновстве и избегают называть Бога Отцом. Чисто христианское доктринальное содержание, таким образом, теряется, и исламское понимание Иисуса и его личности незаметно вытесняет христианское. Иисус, совместимый с исламом, несовместим с традиционным ортодоксальным христианством.

Христианские переводы Библии, вводя новые термины и выражения, не содержащиеся в оригинальных текстах, будут только утверждать мусульман в их взглядах, что христиане лживы в обращении со своим собственным писанием.

Заключение

jw47v1r64js (1)Мы увидели, что небрежное использование языка в разговорах об исламе или в разговорах о христианстве с мусульманами может иметь серьезные негативные последствия и ненамеренно сыграть на руку исламу. Это размывает главные отличия между христианством и исламом, а также уменьшает значимость Господа Иисуса Христа в наших собственных глазах и в глазах наших мусульманских ближних.

Все-таки это нетрудно – наблюдать за нашим языком. Знание элементарных истин нашей веры и тех основных моментов, в которых она отличается от ислама, а также элементарное понимание слов и концептов, используемых мусульманами и исламистами, сделают нас способными с любовью говорить истину мусульманам и передать Евангелие Христа. Способны ли мы на это?


1 Ваэль Аль-Махди (Wael Al-Mahdi), «Английский Шарки (Sharqi English) – специальный проект для исламского английского», Гранит, 4 Октября 2009 г. http://waelalmahdi.com/sharqi-english-a-proposal-for-an-islamic-english/ (дата обращения: 17 августа 2011)
2 Sayyid М. Syeed, «Islamization 01 Linguistics», American Journa/ 01 /s/amic Socia/ Sciences, Vol 3, No. 1, 1986, р. 83.
3 Wael al-Mahdi, «Sharqi English».
4 George Readings, James Brandon and Richard Phelps, /s/amism and Language: How Using the Wrong Words Rein10rces /s/amist Narratives. Quilliam, Concept Series 3
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Читайте также: