СЦ-2017 Молитвенный листок
скачать в .doc скачать в .pdf

2016 год был бурным, со множеством непредвиденных драматических событий, такими как выход Великобритании из Европейского союза, выборы Дональда Трампа президентом США, кризис беженцев в Европе. «Словом года» 2016 по версии Кембриджского словаря является «паранойя», в то время как Оксфордский словарь английского языка выбрал слово «постправда».

Сейчас, в начале 2017 года, люди чувствуют некую нервозность, недоверие институтам, которые ранее рассматривались как надежная защита; подсознательно всем кажется, что им непременно хотят навредить. В то же время можно сказать, что сегодня люди больше руководствуются своими эмоциями, чувствами и личными убеждениями, чем объективными фактами. Мы видим, как встревожен наш мир, мир, в котором царит нестабильность и неопределенность. Люди не чувствуют себя в безопасности и не в состоянии доверять властям или экспертам, с трудом отличая «поддельные новости» от того, что происходит в действительности. Остается доверять только себе, полагаясь лишь на свои ощущения. Эти чувства становятся все более параноидальными, усиливается лихорадочный страх, за которым следуют безрассудные поступки.

Трудности, подстерегающие Церковь в 2017 году

В контексте всего этого давайте рассмотрим некоторые проблемы, стоящие перед Церковью.

1. Как в эту эпоху постправды живут христиане, верующие в то, что Иисус есть истина (Иоанна 14:6)? Как церковные лидеры реагируют на то, что общество не верит духовенству, так же, как политикам и журналистам? Как им избавиться от старой привычки «мысленных оговорок» и двусмысленности? Впервые появившаяся пятьсот лет назад, идея «мысленной оговорки» заключалась в том, что христианину не нужно говорить всей правды вслух, договаривая невысказанное только Богу, “в уме”. А двусмысленность — это искусный выбор запутанных и непонятных слов с целью ввести в заблуждение слушателя, не прибегая при этом к откровенной лжи. Когда церковь веками потворствовала подобным уловкам, как христианам, особенно их лидерам, вновь научиться жить, подобно своему Учителю, Который был полон не только благодати, но и истины (Ин 1: 14)? Когда одному смелому сирийскому православному архиепископу Мосульскому Никодиму, которому недавно Великобритания отказала в визе, задали вопрос весьма щепетильного характера, он дал прямой и открытый ответ, так объяснив свою необычайную откровенность: «Если бы этот вопрос мне задал Иисус, я должен был сказать правду». В его ответе не было мысленных оговорок, двусмысленности или обмана. Много ли церковных лидеров способны ответить так же?

2. Видя, как бесплодный материализм и пустой секуляризм проникают в некогда христианские общества, как Церковь может помочь тем, кто начинает тосковать по чему-то более глубокому? В последние два-три года во Франции, всегда воздвигающей знамя секуляризма, многие муниципалитеты начали показывать сцены хлева и яслей в канун Рождества. Если Церковь неспособна заполнить пустоту и удовлетворить духовные потребности, это будут делать другие, например, ислам или популярное на сегодняшний день увлечение вампирами, оборотнями, ведьмами, привидениями, инопланетянами и так далее. Все эти существа считаются вымыленными, однако за некоторыми из них могут стоять реальные духовные силы. Что же Церковь, особенно западная, вкусившая из чаши материализма и светского гуманизма, может предложить поколению, отчаянно нуждающемуся в помощи? Какое решение может предложить Церковь, когда так много христиан сами участвуют во всем этом?

3. Поддерживаемая правительством новая гражданская религия гуманизма все больше и больше посягает на общество во многих европейских странах, в том числе и в США. Под предлогом безопасности правительства все больше ограничивают религиозную свободу, вмешиваясь в жизнь христиан (и других граждан) и стремясь их контролировать. Христиане должны соблюдать законы своей страны, но как им быть, когда эти законы противоречат христианской этике и теологии? Как им бороться за то, во что они верят, не идя вразрез со своей совестью? Готовы ли современные западные христиане пойти в тюрьму ради евангелия, подобно множеству верующих в таких странах, как Иран, Эритрея и Северная Корея?

4. В обществе, где все больше доминирует светский гуманизм, в том числе в сфере образования, христианские школы важны, как никогда раньше. Но во многих западных странах они оказываются под огромным давлением со стороны регулирующих органов. Если смотреть с практической точки зрения, как христианам защитить свое право учить детей в христианском заведении?

5. Возможно, исламистская террористическая группировка «Исламское государство» и потерпела ряд военных поражений в Сирии и Ираке в последние месяцы 2016 года, но она проникла в сердца и умы множества мусульман по всему земному шару. Исламский мир делится на тех, кто хочет идти по пути мира, и тех, кто желает вернуться к старой интерпретации ислама, восходящей к седьмому веку, как это пропагандирует ИГИЛ. Как христианам реагировать на эту опасность, угрожающую самому их существованию на Ближнем Востоке и везде, где ИГИЛ получает контроль, а также на насилие в отношении христиан на Западе и в других странах? И новый американский президент Трамп, и президент России Владимир Путин соглашаются, что политическому исламу и исламскому терроризму необходимо противостоять — позиция, которую президент Обама никогда не занимал. Оба выступают против Саудовской Аравии, из-за того что эта страна поддерживает и финансирует ИГИЛ. Такая позиция явно противоречит нынешней политике многих западных стран. Но каким будет христианство в странах, где преобладают мусульмане? Увеличатся или уменьшатся гонения на христиан, и как им реагировать на это? Будут ли западные страны поддерживать и принимать преследуемых христиан?

Неожиданные защитники христианства

В последние годы, преследуемая христианская вера стала получать поддержку из несколько неожиданных источников. Президент Трамп послал эмиссара в Эрбиль накануне Рождества с особой задачей — встретиться с иракскими христианскими лидерами. Он приехал только для того, чтобы услышать мнение христиан, и не соглашался ни на какие другие встречи во время своего визита. Посол записал все разговоры, чтобы иметь возможность прослушивать их снова и хорошенько ознакомиться с вопросами, которые поднимали церковные лидеры, прежде чем дать отчет господину Трампу, который очень обеспокоен тяжелым положением верующих в Ираке.

Владимир Путин, бывший полковник КГБ, ныне же президент России, выступая на Форуме Валдай 19 сентября 2013 года, сказал:

“Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации …

Люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменяют даже или называют их как-то по-другому, стыдливо пряча саму суть этого праздника — нравственную основу этих праздников. И эту модель пытаются агрессивно навязывать всем, всему миру. Убежден, это прямой путь к деградации и примитивизации, глубокому демографическому и нравственному кризису.

Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство. И мы считаем естественным и правильным эти ценности отстаивать”.

Даже Тарик Рамадан, швейцарский мусульманин-неосалафит, поздравил в 2014 году французских мэров с Рождеством.

Но будут ли христиане заступаться за себя и свои ценности?

Слово, характеризующее 2017 год

Каким словом можно будет охарактеризовать наступивший 2017 год? Каким он будет в мире, который перевернулся с ног на голову, полном неожиданностей, опасностей и неопределенности, в мире, полном угроз и насилия? Одни предлагают слово “страх”, другие — “истерия”.

Христиане не должны принимать такой образ мышления. Когда некоторые из испуганных учеников Христа разбудили своего спящего Учителя во время шторма на Галилейском озере, когда их лодка почти тонула, Он сказал им: «Что вы так боязливы? Как у вас нет веры?» и в один момент Он успокоил бурю (Марка 4:35-41).

Для христиан словом 2017 года должно стать слово “надежда”, надежда, рожденная верой посреди этого бушующего, искаженного грехом мира.

Фонд Варнава

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Читайте также: