СЦ-2017 Молитвенный листок

Статья написана в середине сентября 2013 года, в ней рассматривается ситуация на Ближнем Востоке в этот период времени.

middle-east-300В последние три года в нашем журнале публикуется много новостей и статей о ситуации на Ближнем Востоке. Многие из них посвящены жестокой и разрушительной войне, бушующей в Сирии с 2011 года, или стремительным и бурным политическим изменениям в Египте. Взгляд западных христиан прикован к этим странам, так как в них немало христиан, серьезно страдающих во всех этих переворотах.

Но конфликты в Сирии и Египте не являются сугубо внутренними. Чтобы верно понять ситуацию, необходимо рассмотреть ее в контексте всего Ближнего Востока, где множество противоборствующих сил создают различные политические и социальные напряжения, и каждый борется за то, чтобы занять наиболее выгодное для себя положение в регионе.

Эти силы во многом осложняют ситуацию в Сирии и Египте. К тому же некоторые страны (как Саудовская Аравия и Катар) в одном из конфликтов находятся на одной стороне, в другом — на противоположных. Все это усугубляет и без того тяжелое положение христиан, многие из которых вовлечены в борьбу, но не имеют возможности на нее повлиять.

В этой статье мы рассмотрим некоторые наиболее значимые противоборствующие силы, чтобы осветить не только последние события в Сирии и Египте, но также развитие кризиса на Ближнем Востоке в целом. А также покажем, как все это влияет на положение христиан в конфликтующих странах.

middleeastСунниты против шиитов

Конфликт между суннитскими и шиитскими мусульманами имеет долгую и кровавую историю. Раскол произошел через 20 лет после смерти Мухаммеда. Когда Али — двоюродный брат и зять Мухаммеда — стал в 656 году халифом, он не получил всеобщего признания как законный наследник, и разразилась война. Али и все его сыновья были убиты, но приверженцы Шиа Али (партии Али) продолжили его дело и стали шиитами.

Суннитские государства всегда были доминирующей силой в исламе. Сунниты составляют большинство: не менее 80% всех мусульман в мире и около 90% мусульман Ближнего Востока. В Ираке, Иране и Бахрейне большинство мусульман шииты. В Ливане, Йемене и других странах Персидского залива шиитов тоже много. Шиитские алавиты правили в Сирии десятилетия вплоть до правления президента Асада и его отца, хотя их в стране меньшинство.

Сунниты и шииты продолжают конфликтовать между собой, а в последние десятилетия их вражда усилилась из-за новой волны шиитского ислама. Явственнее всего она стала заметна в иранской революции 1979 года и появлении в Ливане вооруженной шиитской группировки Хезболла в 1982 году. В Ираке после вторжения Американских войск в 2003 году между ними вспыхнул религиозный конфликт, и напряжения не стихают до сих пор. При этом Иран не скрывает намерение расширить свое влияние в регионе. А суннитские государства на Аравийском полуострове всеми силами стараются подавлять свое беспокойное шиитское меньшинство (или, как в случае Бахрейна, большинство) и поддерживать антишиитские группировки.

Конфликт между шиитами и суннитами усложняется внешнеполитическими интересами. Некоторые сунниты поддерживают Хезболлу, так как она противостоит Саудовской Аравии. По этой же причине ливанские христиане могут быть на стороне Хезболлы или суннитов. В Ливане и в Сирии христиане могут поддерживать суннитов, шиитов, Хезболлу или курдов в зависимости от того, как это повлияет на их безопасность.

Главная суннитско-шиитская борьба происходит между суннитскими государствами Саудовской Аравии и странами Персидского залива (включая Катар), а также шиитским Ираном. Наиболее ярко и трагично эта борьба разворачивается в Сирии, чье алавитское правительство — главный союзник Ирана, поэтому несмотря на давление Запада Иран и Хезболла поддерживают Асада. Но Саудовская Аравия и Катар, желающие лишить своих иранских соперников их шиитского партнера, поддерживают и вооружают сирийскую оппозицию. США же поддерживают Персидский залив против Ирана и его ядерного потенциала.

Победа оппозиции (суннитов) в Сирии приведет к печальным последствиям для Ирана и его шиитских союзников. Правящий в Иране режим попадет под серьезное давление со стороны своего же недовольного населения, и может возникнуть новая политическая система. Хезболла в Ливане и другие шиитские сторонники тоже будут значительно ослаблены. Такие изменения приведут к некоторым положительным политическим результатам, но шииты ради укрепления авторитета могут ополчиться против уязвимых христиан Ирана.

Противостояние шиитов и суннитов распространилось на соседние страны. В 2012 году суннитская джихадистская группировка в Ираке убила сотни шиитов, чтобы ликвидировать их основные опорные точки в стране. В Ливане одни поддерживают сирийское правительство, другие — оппозицию, вступая при этом в вооруженное противостояние между собой. Хезболла получает оружие из Ирана и выступает против Израиля. Став своего рода государством в государстве, она воспринимается как угроза стабильности Ливана и окружающего региона. Шииты Сирии с алавитским правительством Асада, шиитское правительство Ирана и Хезболла воспринимаются как единое целое, которое Запад, Израиль и страны Персидского залива хотели бы разоружить. Кроме того группировки, связанные с Аль-Каидой, угрожают шиитским сторонникам Хезболлы.

Напряжение, созданное расколом в мусульманском мире, похоже, будет сохраняться еще в течение некоторого времени, что грозит катастрофическими последствиями для христиан и всех, кого коснется этот конфликт. Но и победа суннитов сулит мало хорошего.

middleeastСветские либералы против исламистов

В 2011 году, когда только начиналась Арабская весна, ее приветствовали как победу западной либеральной демократии над деспотичным авторитаризмом. Но картина, которая вскоре стала вырисовываться, оказалась несколько иной. Только в Тунисе, Египте и Ливии правительства на самом деле были свержены; в других же странах протесты не привели к существенным изменениям, и старые режимы продолжили править.

Но даже в Египте зарождающаяся демократия вскоре потерпела неудачу, когда избранное правительство было свержено народным восстанием, поддержанным военными. Власти Туниса тоже были поставлены в тупик оппозицией после убийства двух политиков, а власти Ливии прилагают все силы, чтобы сдерживать враждебных боевиков (многие из которых связаны с Аль-Каидой и другими исламистскими группировками), которые игнорируют попытки правительства разоружить их.

Трудно дается этим народам понимание, что демократия — это нечто большее, чем голосования и выборы. Чтобы государство процветало, ему необходимо сильное гражданское общество с честной прессой, сильной и независимой судебной системой, законами, защищающими гражданские права, а также образованный и осведомленный электорат. Большинство или все эти важные условиях отсутствуют в Северной Африке.

В самом сердце кризиса, по крайней мере в Египте и Тунисе, лежит конфликт между взглядами светских либералов и исламистов на роли ислама и государства. Либералы, или прогрессивные мусульмане, а также христиане и другие религиозные меньшинства считают, что религия должна быть отделена от государства. Исламисты же настаивают на том, что ислам должен доминировать над государством. Исламские тексты и шариат, по их мнению, содержат достаточно руководства для управления социально-политической жизнью страны, а государственное управление — лучший инструмент для их применения. В результате они стремятся добиться политической власти любыми путями, включая демократические выборы, а затем используют власть для навязывания шариата.

Среди активистов Арабской весны доминировали либералы, призывающие к соблюдению гражданских прав и свобод, чего последовавшие выборы им не принесли. В Тунисе и Египте крепкие и хорошо организованные исламистские движения извлекли свою выгоду из образовавшегося политического вакуума, чтобы достичь собственные цели. И в подходящее время исламистские партии Ан-Нахда и Братья-мусульмане одержали победу на выборах в Тунисе и Египте.

Братья-мусульмане сразу начали оказывать свое влияние на политику и общество Египта. Они быстро стали навязывать собственную исламистскую программу, проталкивая свою конституцию и давая право религиозным лидерам ислама следить, чтобы все законодательство соответствовало шариату. Исламистский режим президента Мухаммеда Мурси захватом власти в области, например, судебной системы и СМИ. Больше всех от нового порядка пострадали христиане: участились жестокие нападения, обвинения в “богохульстве” и аресты за оскорбление ислама. Правительство не предоставляло им никакой защиты и не наказывало виновных в антихристианском насилии.

Успех исламистов в Тунисе и, особенно, в Египте предвестил усиление исламизма во всем регионе. Цель исламистов — установить шариат и создать исламские государства под управлением исламистов. И это, похоже, не за горами. Уже говорят о халифате — едином исламском государстве с одним правителем — халифом.

Но все не совсем так, как кажется. Недовольство среди либералов Египта, у которых исламисты перехватили инициативу, быстро росло. Правительство не сумело эффективно отреагировать на экономический кризис в стране, и инфляция (в частности, цены на продовольствие) подхлестнула общественное недовольство. Улицы заполнили массовые протесты. И несмотря на попытки правительства нейтрализовать армию, она сохранила свою независимую политическую власть и была готова отреагировать на массовые беспорядки. Больше всех успехом Братьев-мусульман была встревожена Саудовская Аравия, которая видит в исламистских группировках угрозу своей монархии. Считается, что именно она сыграла важную роль в свержении Мурси и финансирует новое военное правительство.

Тем временем либералы Туниса, вдохновленные переворотом, тоже вышли на улицы, требуя, чтобы правящая исламистская партия Ан-Нахда сняла с себя полномочия и уступила место переходному правительству. Она утратила свой авторитет в народе и на политической арене. Эти перемены не могли не повлиять на Турцию, правительство которой делает большие шаги в сторону исламистской позиции.

Падение исламистского правительства не принесло христианам Египта никакого облегчения. Наоборот, сейчас они переживают один из худших периодов целенаправленного насилия против них в современной истории. Из-за их оппозиции исламизму Братья-мусульмане обвинили их в военном перевороте и сделали из них козла отпущения. Затем последовали нападения на церкви и христианские организации. Дома и другую собственность христиан исламисты помечали черным крестом в знак того, что эти здания подлежат уничтожению. Несколько христиан были убиты. Есть опасения, что на Синае на севере и в Минье и Асьюте на юге могут начаться полномасштабные восстания исламистов, что еще больше усилит угрозу для христиан. И все же, несмотря на все преследования, что терпят христиане, они прощают своих гонителей и не воздают злом за зло.

middleeastСаудовская Аравия против Катара

Саудовская Аравия — самое суровое, жесткое и авторитарное государство во всем регионе, всеми силами старающееся сохранить манархический стиль правления. С началом Арабской весны она жестко расправилась со своими протестующими шиитами и помогла суннитскому правительству Бахрейна подавить восстание своих. И хотя она сыграла ключевую роль в том, чтобы вдохновить массовые суннитские восстания в разных других странах, она отвергает политические исламистские движения, такие как Братья-мусульмане, которые используют демократические процессы для достижения власти. Крайне консервативная ветвь ислама, которой они придерживаются (салафитский ваххабизм), в основе своей противоположна демократии.

Небольшая народность Катар использует ближневосточный кризис, чтобы занять наиболее выгодное положение. Он поддерживает международные усилия по смене режима в Сирии, а также ливийских повстанцев. Но кроме этого, в отличие от Саудовской Аравии, оно завязало близкие отношения с главными исламскими политическими партиями, включая Братьев-мусульман (у которых есть свое представительство в Катаре), и поддержало их правление в Египте. Кроме того Катар оказывал гостеприимство оппозиционным правительствам, надеясь, таким образом, избежать террористической угрозы на собственной территории, а также создать стабильные международные связи.

Политические изменения происходят сейчас и в Катаре. Правивший эмир ушел в отставку, а его место занял его сын, шейх Тамим бин Хамад Аль Тани.

Обе страны имеют огромные нефтяные богатства и вполне готовы использовать их, чтобы влиять на формирование социально-политической жизни других стран и сохранить свой собственный авторитет. И это делает их сотрудниками для влияния на Ближнем Востоке, но при этом конфликт между саудовским традиционализмом и катарским реформизмом, о которых мы говорили выше, создает напряжение в их отношениях.

Эти два государства находятся на одной стороне (на стороне оппозиции) в сирийском конфликте, но придерживаются разных взглядов на то, кто должен занять место Асада. Катар жаждет воцарения Братьев- мусульман, а Саудовская Аравия считает их угрозой для себя. Когда Братья пришли к власти в Египте, Катар одержал верх. Но теперь, когда их режим свергнут, победу празднует Саудовская Аравия.

Гонения на христиан в Саудовской Аравии сильнее, чем в любой другой стране Ближнего Востока. Немусульманские места поклонения запрещены, и даже многочисленные христианские эмигранты, которым официально разрешено проводить богослужения при закрытых дверях, подвергаются рейдам и арестам. Оставление ислама карается смертью, и небольшая община местных христиан исповедует свою веру в строжайшей секретности. Катар позволяет христианам проводить богослужения в специальных местах, а эмигранты подвергаются мало каким ограничениям, кроме запрета открытой проповеди. Но отступничество здесь тоже формально является величайшим преступлением, и местные христиане собираются, в основном, тайно.

Конфликт Саудовской Аравии и Катара дестабилизирует обстановку как в Египте, так и в Сирии со всеми вытекающими последствиями для христиан. Но никем не сдерживаемое превосходство одной из этих стран вряд ли послужит свободе и безопасности церквей.

middleeastЭтнические и религиозные напряжения

Кроме этой глобальной борьбы за власть в регионе существует множество этнических и религиозных меньшинств. Одни наслаждаются относительной безопасностью, другие всеми силами стараются выжить.

Курды — крупнейшая народность в регионе, не имеющая собственного государства. Около 30 миллионов курдов живут в Иране, Ираке, Сирии и Турции и стремятся к большей независимости. В последние годы они создали полуавтономный регион на севере Ирака и поддерживают оппозицию в Сирии, надеясь создать автономию и там. Но хотя их национальные амбиции и потворствуют исламистам, в целом они довольно лояльны к христианам, которые, спасаясь от насилия, бегут в центральный и южный Ирак, а также находят относительно безопасное убежище и на севере.

Не в первый раз за свою долгую и нелегкую историю Израиль тоже переживает угрозы со стороны группировок и изменчивый характер своих влиятельных соседей на севере и юге. Он в большой степени обособлен, и исламистское присутствие в Сирии или Египте серьезно угрожает его безопасности. Бывший президент Египта Мурси не раз высказывался против евреев и даже призывал к созданию палестинского государства на “всей палестинской земле”. Останься он у власти, мирный договор с Египтом 1979 года был бы под угрозой. Сирия давно представляет для Израиля угрозу на северо-востоке, а исламистское правление еще больше ее усугубляет.

Что касается христиан, — это самое уязвимое меньшинство на Ближнем Востоке. Кроме давления в Аравии и преследований в Египте им сейчас грозит полное уничтожение одной из самой древней Церкви — измученной страданиями общины Сирии. С самого начала восстания исламистские повстанцы жестоко нападают на сирийских христиан, похищают и убивают их, разрушают их церкви и дома.

Это повторение того ужаса, что царил в Ираке десять лет назад после вторжения американских войск, когда сотни тысяч христиан были вынуждены бежать из-за насилия со стороны исламистских боевиков, считавших их порождением Запада. Режим Асада в Сирии предоставил христианам и другим религиозным меньшинствам значительную свободу и защиту, и если он падет, велика вероятность, что большая часть сирийской Церкви будет уничтожена.

middleeastРеакция других стран

Реакция западных стран на продолжающийся кризис неоднозначна. США и Великобритания хотят ослабить Иран, в частности, свернуть его ядерную программу. Также они выступают против режима Асада в Сирии из-за его подавления политического инакомыслия внутри страны и из-за поддержки повстанцев и боевиков за границей, особенно в Ираке и Ливане. По этим и, возможно, другим причинам они встали на сторону Саудовской Аравии и Катара в поддержке сирийской оппозиции.

В Египте США изначально поддерживали Братьев-мусульман как демократически избранное правительство и не признавали исламистский характер и цели этой партии. Например, в феврале 2011 года на заседании Разведывательного комитета при Палате представителей директор Национальной разведки Джеймс Клаппер назвал Братьев “в целом светской” организацией без “полномасштабной программы”.

Но отставка Мурси озадачила Америку: считать это конституционным переворотом или нет, продолжать ли оказывать армии Египта финансовую и вооруженную поддержку. Поэтому им приходится ждать и наблюдать за быстро развивающимися событиями, прежде чем встать на ту или иную сторону, поскольку оставаться на стороне “нерадикальных исламистских движений” — лучший способ принести стабильность в регион.

Россия и Китай озабочены ростом радикального исламизма в регионе, ведь он влияет и на их страны, где есть похожие проблемы. Русские сталкиваются с Аль-Каидой и ростом исламистских движений на Кавказе. Подобным образом и в китайской провинции Синьцзян уйгуры стремятся к независимости и автономии и налаживают тесные связи с радикальными исламистскими и террористическими группировками на Ближнем Востоке.

Исламизм на Ближнем Востоке представляет собой серьезную угрозу для других стран, включая Запад, где радикализм быстро распространяется. Многие западные мусульмане отправляются в Сирию и другие страны воевать вместе с джихадистами, затем возвращаются домой и сами становятся потенциальными террористами. Западные страны, к сожалению, не до конца осознают серьезность этой проблемы.

middleeastЗаключение

Политика Запада в отношении Ближнего Востока не предусматривает поддержку беззащитных христиан. Действия Запада способствовали исчезновению церкви в Ираке и, похоже, будут иметь похожие последствия в Сирии, в то время как христианские общины стонут под гнетом преследований.

По сути те противоборствующие силы, о которых мы говорили, создали в регионе удивительное равновесие. Запад поддерживает Братьев-мусульман и салафитов-ваххабитов против Ирана и шиитов, Россия и Китай встают на сторону либеральной и антиисламистской позиции, а также шиитов, включая Иран. В результате христиане видят больше поддержки в России и Китае (которые традиционно не считаются большими друзьями Церкви), в то время как исторические защитники свободы религии и прав человека, считающие себя христианскими странами и единоверцами с ближневосточными христианами, помогают радикальным исламистам и лишают христиан их прав.

Западные правительства сталкиваются с серьезной проблемой и недооценивают всю сложность ситуации на Ближнем Востоке. Остается надеяться, что они, наконец, обратят внимание на положение христиан в этом регионе и примут необходимые меры, чтобы защитить их и поддержать.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Читайте также: